Ювелирным магазинам грозит еще один куар-код

«Известия» опубликовали материал, в котором изложили точку зрения чиновников ведомств, которые пытаются «навести порядок» в ювелирной отрасли. Суть статьи в том, что власти намерены бороться с подделками и защитить от этого покупателей. Для этого продавцам ювелирной продукции предлагается установить в магазинах информационные стенды, где можно будет с помощью специального кода отправиться на сайт Федеральной пробирной палаты и узнать о происхождении и качестве ювелирного изделия.

Так ювелирная торговля представлена на рынках. Фото: ВК

Участники рынка ювелирной торговли хорошо знают, что ювелирные изделия уже дважды промаркированы — Федеральной пробирной палатой и специальной системой прослеживаемости ГИИС ДМДК, которая присваивает ювелирным изделиям УИН — уникальный идентификационный номер, который невозможно подделать.

Ювелиры, производители ювелирных изделий, мастера и художники, а также владельцы магазинов и корнеров в торговых центрах, считают, что установка таких информационных стендов в дополнение к той информации, что уже есть на каждом изделии, это имитация кипучей деятельности. «В статье особенно возмутила фраза, что во всех ювелирных магазинах часто продают подделки, со ссылкой на Пробирную палату», — говорит Анна Романовская, председатель правления Ассоциации малого ювелирного бизнеса.

«Это очередная нагрузка на тех, кто работает в секторе», — считает Анна Романовская. — Сообщество возмутили слова Палаты, что, мол, маленькие ювелирные магазины снабжают их подделками. Коды data matrix и номер УИН есть на каждом ювелирном изделии, зачем покупателя дополнительно подводить к стенду, где он должен будет считывать куар-код? Не в каждом магазине есть возможность поставить такой стенд и не у каждого покупателя есть смартфон. Но если чиновники так хотят  установить эти информационные стенды- они сами могут распечатать информацию, распространить ее, а мы доведем ее до сведения покупателя», — считает председатель правления Ассоциации.

Журналисты спрашивали на днях Анну Романовскую, где находятся «полулегальные ювелирные магазины«, продолжает рассказывать председатель правления, ответ простой: чтобы найти нелегальные или полулегальные ювелирные магазины, надо поехать на московские  рынки «Садовод» или в гостиницу «Севастополь», или пройтись по петербургской Апрашке. Там нет ни УИНов, ни кодов data matrix, ни «Честного знака», ни, как говорят свидетели, даже ИП. Но это мало беспокоит обитателей этих рынков, а впечатление складывается, что подделками торгуют именно магазины и корнеры. «Магазин может быть только легальным- другого не дано. Предприниматель не имеет права открыть магазин, не зарегистрировав его в Пробирной палате и, соответственно, в ГИИС», — говорит Романовская.

Рынок украшений в ТЦ «Севастополь». Фото: ВК

Но прежде всего спрашивать нужно с тех, кто предоставляет такому «нелегальному бизнесу» площадку в аренду, и не важно, реальную или виртуальную, говорит Анна Романовская. На работу с драгметаллами должно быть разрешение у тех, кто намерен вести деятельность на любой площадке.

«СДП» собрал комментарии участников рынка ювелирной торговли. Они сходятся во мнении, что начать нужно именно с рынков, где совсем другие условия ведения бизнеса, и что информации в бирке самой Пробирной палаты более чем достаточно для любого покупателя.

Любовь Редуто, владелица интернет- магазина и шоу рума:

«Мы продаем свои изделия в социальных сетях, на Яндекс Дзене, в Одноклассниках, на Youtube, а  шоу-рум у нас на 6 этаже здания в бизнес-центре в Москве. Главная проблема, на самом деле, это не отсутствие информационных стендов, а гостиница «Севастополь», там на 23 этажах продается дешевое серебро из Азии, а также некоторые интернет-площадки, где продают якобы ювелирные изделия. У нас везде видно, что это бизнес аккаунт — там пробивают чеки и состоят на учете в Пробирной палате. Мы находимся в системе ГИИС ДМДК уже два года — и много раз спрашивали покупателей — не хотите ли проверить качество изделия? Никто не хотел, и наличие УИНа никого не заинтересовало. Да, есть уголок покупателя — но к нему ни разу никто не подошел. Не у всех есть айфоны и не все могут вбить 16-значный цифровой код, чтобы получить информацию. Опломбированная бирка — это и есть российское клеймо качества. На бирке в доступной форме все изложено — из какого металла изделие, сколько весит, чем покрыто».

Галина Бернатович, владелица двух ювелирных магазинов и островка под брендом Tengin:

«У нас ювелирные магазины в петербургском «Большом Гостином дворе» и островок в «Пассаже», и где там расположить этот стенд? Информация об изделии есть на бирке, она дублируется в коде ГИИС. Информационные стенды — лишняя нагрузка на нас. Покупателю все равно. Покупатель беседует с продавцом и  вместе они читают бирку, и этого достаточно. Если покупаются бриллианты — там есть более подробные характеристики. Продавцы лучше разбираются в том, что написано на бирке. А покупатели чаще всего даже УИНами не интересуются. Получается, что ГИИС ДМДК внедряли больше для учета регулирующими органами. А покупателям этого не надо».

Ольга Горленко, владелица ювелирного производства ООО «Грани», торговая марка Yadra (Москва):

«Информационные стенды, конечно, не нужны, так как лишь один из ста покупателей может подойти к этим стендам. Возвратов у нас нет. Разве что кто-то отказался от изделия, купленного на маркетплейсе, прямо в ПВЗ. Но те же электронные площадки тщательно проверяют продукцию и без соответствующих документов не допускают продавцов к продажам.  Покупатели, прежде чем купить изделие, сверяются с отзывами на самом маркетплейсе. По ним легко можно составить впечатление о бренде.  Если отзывы плохие, изделие вы покупать не будете. Бывают и оплаченные отзывы, но много отзывов купить невозможно, и все равно по ним можно составить впечатление о продукции».

Из чата:

«У нас сразу по бирке покупатели идут прямиком на сайт производителя онлайн заказывать подешевле. Выбирают обычно по часу, продавец рядом прыгает, старается помочь, потом долго примеряют, затем фотографируют, что понравилось вместе с биркой, типа, чтобы дома подумать и с родней посоветоваться и на этом «досвидос». Некоторые уже до того «оборзели», что в конце говорят: «закажу на сайте, спасибо». И ничего с этим особо не поделать, разве что запрещаем теперь фоткать», — пишут предприниматели.

  • «Когда люди возмущаются открытой информации о том, где куплено изделие, кем изготовлено, то речь идёт о разглашении коммерческой тайны, поясняют в Ассоциации малого ювелирного бизнеса. — Получается, что предприниматель вынужден перенаправить своего клиента туда, где он может купить изделие по более выгодной цене , а сам предприниматель при этом останется ни с чем. В чем тогда суть торговли? Коммерсант должен зарабатывать деньги и торговая наценка — это не преступление. С предпринимателя хотят получать налоги, а возможности зарабатывать его лишают».

По подсчетам «Гильдии ювелиров России», суммарные затраты отрасли за два года внедрения ГИИС ДМДК составили примерно 24 млрд рублей. Еще порядка 13 млрд в год — расходы бизнеса на прочие административные требования (учет и отчетность, клеймение, инвентаризация, охрана), добавили в бизнес-объединении.

С учетом данных ФПП по объему произведенных ювелирных изделий (30,8 млн штук в 2023 году), «вклад» непроизводственных затрат в каждое изделие составил в прошлом году около 812 рублей, отметили в комитете. Это та сумма, которую покупатель платит за возможность проверить подлинность изделия.

Рейтинг
( 9 оценок, среднее 5 из 5 )
Лилия Агаркова
Лилия Агаркова/ автор статьи

liliaagarkova17@gmail.com

Загрузка ...
Своё дело плюс