Закон о ювелирах отменит часть российской культуры, полагают в отрасли

Принимая решение в правительстве и затем в Госдуме о том, чтобы перевести все ювелирные компании на основную систему налогообложения с уплатой НДС с начала 2023 года, там, видимо, не задумались о том, что в результате принятия закона исчезнет целая отрасль, около 20 тысяч компаний и ИП, которые не просто перерабатывает условные тонны драгоценных металлов, а вносят свой вклад в российскую культуру, создавая художественные ценности. 

На ювелирной выставке «Сокровища Петербурга»

Продолжаем изучать российские ювелирные бренды. Их владельцы представляют свои изделия на международных выставках, внедряют самые современные технологии, продолжают семейное дело. Если предприятия будут вынуждены закрыться, говорят ювелиры, исчезнет целый пласт даже не российской, а мировой культуры — ведь покупатели и заказчики у брендов есть по всему миру, во многих странах.

«Очень красивое серебро»

Бренд «Очень красивое серебро» появился в 2007 году. «Получилось очень просто, принимали участие в выставке и думали, как выделиться, и повесили повесили плакат со словами «Очень красивое серебро», — рассказывает художник Анна Романовская, основатель бренда.

Начинала предпринимательница как импортер. «Тогда все занимались импортом, был «низкий доллар». С 2014 года — он начал расти, импортом стало заниматься не так выгодно, а я всегда рисовала. И картины свои  продаю, и подумала, что могу попробовать рисовать модели изделий, стать дизайнером,  разрабатывать и продавать», — говорит Анна Романовская. Она хорошо помнит первое изделие, за основу взяла камбоджийское украшение — с местными камнями, в серебре. Затем появились кольца и серьги с поделочными камнями — розовым кварцем, амазонитом, лазуритом.

Дизайнер и ювелир, петербурженка Анна Романовская

ИП Анна Романовская со временем открыло 10 магазинов площадью до 30 м2, где продавали изделия бренда. Места выбирали с хорошей проходимостью. Также в продажах сильно выручал интернет: в Инстаграме (*принадлежит компании Мета и запрещен в России) у бренда было больше 20 тысяч подписчиков и затем весной 2022 часть из них перешла в Телеграм — и 1,5 тысячи перешли туда вместе с «Очень красивым серебром». Особенно интернет помог в пандемию, когда магазины пришлось закрыть, чтобы не платить аренду. Выручало также также сарафанное радио и выставки, где ювелиры получают основную информацию по рынку.

Одновременно ИП развивало контрактное производство. «Работаем по контракту — на давальческом сырье, — рассказывает Анна Романовская, — передаем материалы мастерам и они изготавливают изделия, которые не тиражируются. В зависимости от модели — это могут быть всего 50 штук, а иногда 5-10 штук одного вида. Есть классические и необычного дизайна. Самая продаваемая модель — серьги в виде капелек». Анна рассказывает также историю про кошку, которая вдохновила ее на создание необычных сережек. Ехала как-то по Петроградской и увидела в окне дома женщину и кота — нарисовала их — и затем выпустила серьги, они неожиданно стали пользоваться «бешеной популярностью», рассказывает дизайнер, продали 50 штук. Средний чек изделия бренда — 5 тысяч рублей.

Найти полное понимание с производством также было не просто, найти подходящих мастеров  — чтобы отвечали и за сроки, и за качество, и не копировали продукцию — также было сложно, вспоминает Анна. «В конце концов нашли малое предприятие и работаем с ними уже 6 лет, ко всем технологическим трудностям они подходят индивидуально», — рассказывает дизайнер.

Сейчас для отрасли самое главное, считает ювелир Романовская, отстоять возможность работать на упрощенной системе налогообложения, и если все-таки случится, что принятый в марте закон вступит в силу, работу ИП, где заняты 5 человек, придется прекратить. Переходить на производство бижутерии Анна не видит смысла — нет такого «бижутерного» сплава, который бы не вызывал аллергии у тех, кто носит изделия, и был легок в производстве. Многие потеряют бизнес, считает она. Перейти работать под крыло крупного производителя — тоже не вариант. «Для крупных наши авторские изделия слишком сложны в производстве, у меня как-то просили отдать им некоторые модели, и потом отказались — много возни, сказали там, легче сделать тонну колец с одним камушком», — рассказывает ювелир.

Barfani

Основатели ювелирной студии больше 20 лет работают в ювелирной сфере. Неоднократные лауреаты профессиональных конкурсов. С 2015 года художник Наталия Устинова совместно с Михаилом Шишовым и Павлом Пуздыревым создали свою студию. В творческом тандеме придумывают и исполняют украшения высокого ювелирного мастерства. На сегодняшний день это полноценное собственное производство, где работает 10 человек, которое позволяет реализовывать все наши идеи.

Совладельцы бренда Barfani Павел Пуздырев, Наталия Устинова и Михаил Шишов

Материалы, с которыми работает студия BARFANI – это все виды золотых сплавов и благородные ювелирные камни. Белый цвет очень востребован, это может быть золото или платина, рассказывают в компании. Здесь часто экспериментируют с не драгоценными материалами – пластиками, титаном, сталью, не ювелирными камнями.
Большая часть изделий студии — до 90% — делается на заказ, некоторые заказы отрабатываются по полгода. В год бывает примерно 60 заказов. Часть изделий продают через розничные магазины.

«Работа с украшениями на заказ – это всегда работа с мечтой. Мы создаем для каждого клиента свою ювелирную историю, — рассказывает Наталия Устинова. — На индивидуальное изготовление много запросов, это различные уровни решения художественных и технических задач. Всегда стараемся использовать новые технологии и изготавливать украшения высокого ювелирного мастерства».

«Мы отрабатываем любую идею или запрос заказчика, поэтому студия в рекламе не нуждается. Хороший проект ювелирного украшения – это креативная идея, соответствие технологиям сегодняшнего времени, соблюдение сроков изготовления, равновесие модных трендов и коммерческая целесообразность», — продолжает художник.

«Ювелирная отрасль» — говорит Наталия Устинова, «это не только большие производства, но и небольшие мастерские и индивидуальные предприниматели, которые представляют сегмент искусства». Принятый закон ни коем образом не направлен на развитие отрасли и мелких производителей. Если не получится отменить внесенные изменения — часть российской культуры, которую нарабатывали и развивали десятилетиями, перестанет существовать.

«Исчезнут не только бренды, исчезнет часть культуры, — полагает художник, — новые изменения в Союзе художников повлекли за собой выход художников из профессии. Если будет следующее изгнание — в секторе останутся только промышленные предприятия, которые не смогут удовлетворить все потребности рынка, который на сегодняшний день существует», — говорит она.

«Диана Акаева»

«У нас династия, — рассказывает ювелир из Москвы Диана Акаева, владелица одноименной дизайн-студии ювелирных изделий, — мои родители были ювелирами, у отца в Дагестане была мастерская, он делал миниатюры. Я, можно сказать, выросла в ювелирной мастерской. Сейчас я работаю вместе с мужем как ИП».

Диана выпускает серьги, кольца, браслеты, колье из серебра, продает их через несколько магазинов в Москве и Сочи. Всю работу делает ювелир вместе с мужем, огранку камней ИП заказывает. «Сколько делаем изделий в месяц — не так уж и много, иногда 100 и иногда бывает 15. Ценовой диапазон — до 300 тыс. Работаем только в серебре. Используем натуральные камни: аметисты, цитрины, агаты, хризолиты, перламутр. Самый популярный — бирюза, турмалины и аквамарины, покупатели любят кораллы». Камни ювелир покупает у поставщиков. «Что-то обрабатываем сами, что-то отдаем на контрактное производство. Перламутр обрабатываем сами», — рассказывает Диана Акаева.

У ИП была мастерская, в пандемию она закрылось. «Из пандемийного кризиса мы еще не выбрались, — говорит ювелир, — доходы у покупателей сильно упали. Если придется расстаться с УСН, бухгалтера и НДС я не потяну. Буду вынуждена закрыться».

«Диноса»

Бренд известен с 2000 года, развивает его петербургский ювелир Ирина Долбнева. С таким же названием работает и интернет-магазин.

Ирина Долбнева изготавливает ювелирные изделия из жемчуга и серебра и даже проработала несколько месяцев на фабрике в Китае, где выращивали жемчуг, с целью изучить производство и затем попробовать открыть такую же фабрику в России. «Но ничего не вышло, — рассказывает предпринимательница, — климат здесь не тот, холодно для жемчуга, и сама технология трудно тиражируемая». В Китае она «начинала с самых низов», работала на фасовке, жила вместе с китайцами, чтобы понять суть выращивания продукта и превращения ремесла в индустрию. «Теперь там все стало по-другому, — рассказывает предпринимательница, — в процессе стало много механизации».

По образованию и профессии Ирина — товаровед, закончила институт торговли и, по ее словам, продать сможет все, что угодно. Но вникнув в ювелирное дело, в 90-ых пришлось поработать коммерческим директором сети ювелирных магазинов — она поняла, что мало быть продавцом, надо становиться художником, а нужны ли твои изделия, решают покупатели.

«Придумывает» изделия Ирина Долбнева самостоятельно — опыт изучения изделий во многих странах, в том числе, в Китае и Гонконге, большой. ИП Ирины, образованное в 2007 году, пользуется услугами двух контрактных производств, что-то делаем сами, говорит предпринимательница. «Так, замки покупаем у российских производителей, жемчуг в Китае, нитки сами придумываем, — рассказывает она, — в нашем ИП работают ювелиры на пенсии, используем также поделочные камни. В принципе, если закон останется, я могу срезать серебряные замки и уйти в бижутерию, жемчуг не считается драгоценным», — рассуждает Ирина.

Средняя стоимость изделия бренда «Диноса» от 200 рублей до 3-4 тысяч рублей.

Основные продажи изделий бренда идут не через свой сайт, а через маркетплейс Ozon. Сейчас в продаже около 2 тысяч видов изделий. «Иногда так быстро покупают, что не успеваем выставлять, — рассказывает Ирина Долбнева, — самую продаваемую модель выделить трудно, но есть поклонники чисто белого жемчуга, серег с жемчугом и полудрагоценными камнями».

Самым красивым жемчугом Ирина Долбнева считает морской. «Мне нравится японский Акойя, — говорит она, — в Китае, в основном, культивируют речной жемчуг». В допанемийные годы ей часто приходилось бывать в Гонконге, на всемирной ювелирной выставке, которую уже упоминали другие мастера. «Мода к нам приходит через два года, и все, что пользуется спросом на этой выставке, будет популярно и у нас, но позже», — говорит ювелир.

Присоединиться к чату ювелиров в Телеграме, где обсуждают насущные проблемы отрасли и вырабатывают стратегию отстаивания своих профессиональных прав, можно здесь.

Рейтинг
( 5 оценок, среднее 2.8 из 5 )
Лилия Агаркова
Лилия Агаркова/ автор статьи

liliaagarkova17@gmail.com

Загрузка ...
Своё дело плюс