Анастасия Татулова: жизнь малого производителя невыносима

Анастасия Татулова, основатель сети кафе «АндерСон» и экс-омбудсмен по малому бизнесу, опубликовала манифест, в котором делает вывод, что производством в России заниматься больше не выгодно: по данным налоговой им занимаются не более 300 тысяч компаний при общей численности субъектов бизнеса в РФ — около 6 млн. Это в пять раз меньше, чем в Германии и в 10 раз меньше, чем в Китае. Подкашивают их низкая рентабельность, не налоговые платежи и проверки. Что делать — предлагается конкретный план.

Анастасия Татулова, экс-омбудсмен по малому и среднему бизнесу

На тему импортозамещения правительство начало говорить с трибун давно и на самом высоком уровне. — пишет Анастасия Татулова. — Госпрограмма с громким названием «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» принята 8 лет назад, в апреле 2014 года.

Объявленная цель — создать «системные долгосрочные стимулы для повышения конкурентоспособности российских промышленных компаний». Делать это предполагалось «с низким уровнем участия государства», для чего спустя год создали правительственную комиссию, в которую не вошло ни одного предпринимателя из реального сектора.

К чему мы пришли к февралю 2022 года?

Эксперты по отраслям приводят такие цифры. В пищевой промышленности доля импортных станков более 60%. В тяжелой промышленности доля импортных станков — более 70%.

Электронная промышленность – доля импорта не менее 80%.

Легкая промышленность — доля импорта не менее 85%.

Фармацевтическая промышленность — доля импорта не менее 50%.

Это еще не считая того, что проходящее в статистике как российское производство, практически стопроцентно использует импортные компоненты. Зачастую эти компоненты и ингридиенты — ключевые.

По официальным данным ФНС из 6 миллионов предприятий малого и среднего бизнеса (предприятия с оборотом до 2 млрд рублей и численностью до 250 человек) реальным производством занимаются 300 тысяч.

Даже если не учитывать особенности ведения бизнеса в России, где у предпринимателя всегда не одно юрлицо, это 5%. В действительности, думаю, что реальных производственных предприятий без госучастия и «прокладок», созданных и записанных на мам, друзей и жен чиновников из корпораций для получения контрактов для МСП, не больше чем 4% от всего числа.

Это пять раз меньше, чем в Германии ( 23%) и в 10 раз меньше, чем в Китае (более 40%).

А количество малых сельхозпроизводителей у нас в стране за 5 лет с 2016 по 2021 снизилось с 71 тысячи до 6.5 тысяч.

Почему так не получается у нас? Почему количество производств, локализованных по регионам, производящих местный продукт, не может с 300 тысяч вырасти в 1.5 миллиона?

Глобальная причина одна — производить стало невыгодно.

На самом деле, по разговорам с предпринимателями-промышленниками, по опросам в своем телеграмм канале причина глобальная всего одна, а все что мы имеем дальше – это следствие.

Производить стало невыгодно. Причем невыгодно и материально и «морально».

В реальном малом легальном, платящем все налоги производстве, маржинальность упала до 5%. Если рентабельность 7%, это считается уже очень хорошим показателем.

Поэтому производственники потихоньку сворачивают, закрывают или продают свой бизнес крупным компаниям: усилий и времени развитие производственного предприятия, учитывая ситуацию с сырьем и оборудованием, сейчас требует все большего и большего. Проще заработанные уже деньги не инвестировать в развитие, а положить в банк и получать 15 % годовых или купить и сдать помещение в аренду букмекерской контроле или банку. «Буду зарабатывать чуть меньше чем сейчас, но зато и неприятностей не будет, да и про проверки забуду» — сказал мне один из тех кто закрыл бизнес 2 месяца назад.

Государство за последние 10 лет сильно постаралось сделать жизнь малого производителя невыносимой: количество требований к производствам зашкаливает, за время гильотины их до сих пор даже даже в один перечень по каждой индустрии свести не могут, на одного производителя есть: Россельхознадзор, Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Россздравнадзор. Росприроднадзор, Росстранснадзор, ФТС,Ростехнадзор, Росструд, МЧС, МВД… .

При этом, например, за чистоту помыслов всех своих поставщиков отвечать должен производитель, (умиляет при этом 2-миллионная численность силовиков в стране, но нет – проверять должны не они, а производственник), и, если кто-то где-то закрылся или что-то не доплатил, придут к тебе, возросшая налоговая нагрузка и растущие каждый год не налоговые платежи, ставшие фактически обязательными оброками — всевозможные платоны, честные знаки, соуты, паспорта безопасности, экологические паспорта….

Банковские комиссии за все, даже за возврат самому себе займов и выплату дивидендов. Любая проверка заканчивается штрафом, а выездная проверка налоговой – зачастую и банкротством. Вот и получается: один с сошкой, семеро с ложкой.

Прибавим к этому институциональные проблемы:

— Отсутствие внятной промышленной политики государства по росту производств в каждой отрасли. Нет участия в ней реальных производственников. Решение принимает либо чиновники, либо лобби крупного олигархического бизнеса, укрепляя свое монопольное положение на рынке.

Отличный пример, комитет по налогам в Госдуме не имеет никакого соприкосновения с реальным сектором.

Экспертный совет из монополий.

— Нет никакой связи результатов отраслей (роста выручки, прибыли, количество продукции на экспорт, замещение импортных аналогов более дешевыми) с KPI чиновников.

— Нет никакого инструмента реальной обратной связи. Все опросы ведомств делаются по схеме: оценка мер поддержки «просто прекрасно», “прекрасно с небольшими недостатками» и тд. Когда вопрос ставится четко — “Принята ли для вашей отрасли хоть одна эффективная мера?” — 95% предпринимателей (данные по двум опросам независимым) отвечают “нет”.

— Сама система “давайте будем помогать «малышам», как по отечески называют малый и средний бизнес в высоких кабинетах – бессмысленна и порочна. Помогать не надо, надо не мешать. А развиваться малые производства должны чтобы становиться средними, а потом большими. В тех условиях как сейчас расти невозможно, нет мотивации.

— Нужно кардинально менять всю парадигму взаимоотношений государства и бизнеса. Нужны новые правила.

Первое, что нужно сделать в экономике, как ни странно, с самой экономикой не связано.

Надо признать очевидные вещи — у нас нет реального плана системной работы. А, кроме этого, нет рентабельности, производительности труда, кадров, технологий, сырьевой базы, развивающей налоговой системы и тд. Зато в избытке давление и поборы.

Второе. Поднять производство можно только совместными усилиями чиновников и предпринимателей. Через новый общественный договор: вы создаете условия для работы, не те, что вы придумали, а те, что соответствуют запросу отрасли, в которых рентабельность уж точно выше ставки банковского депозита.

А мы производим продукт и платим стабильные налоги. И более ничего.

Третье. Нужен открытый канал обратной связи, прозрачный мониторинг, где все стороны будут видеть отраслевые цифры и понимать, насколько успешно двигаются.

Четвертое. Не относиться к предпринимателям, как к жуликам. А к производственникам, как к укрывателям налогов и дойной корове. Нужна реальная презумпция невиновности и уважение к профессии.

Пятое. Все меры должны быть системными и долгосрочными. Приняли и не меняем. Только так можно вернуть доверие предпринимателей и инвесторов. Если вообще можно.

Любое производство – это игра в долгую. Нужно разработать продукт, купить или разработать технологию, отстроить производство, наладить каналы сбыта. Разобраться с производительностью труда. Окупаемость таких вложений произойдет в лучшем случае через 3-5 лет. А бывает и через 10 лет.

Какой инвестор будет вкладывать в развитие там, где каждые 6 месяцев принимают новые вводные?

В одной из скандинавских стран есть правило – закон о бизнесе можно менять один раз в год. Не чаще. Наверное, поэтому к его проработке там относятся тщательно.

Чтобы не принимать неисполнимое и пустое.

Шестое. Нужно реформировать существующее министерство на два. Одно — работающее с госпредприятиями, сырьевыми, оборонными. Второе — курирующее производство товаров народного потребления, услуги, весь реальный частный негосударственный сектор. Во второе передать всю работу с малым и средним бизнесом.

Существующая система и конструкция ведомств показала свою крайнюю неэффективность. Нет фокуса — нет результата. И мы это видим на цифрах и в магазинах.

Седьмое. Каждый новый закон, новое постановление правительства должно быть отработано с предпринимательским сообществом.

И не с лояльными общественными объединениями, или «карманными» предпринимателями.

А с теми 20-30 людьми с земли, которых делегирует каждая отрасль. Обсуждено до последней запятой. Самые важные вопросы должны быть акцептованы открытым голосованием всей отрасли.

Иначе мы получим то, что получаем в 9 из 10 случаев. Пустую декларацию. Вместо реальных гвоздей. Еще раз повторю: ни единого документа без реального опроса отрасли с участием тысяч человек, а то и нескольких опросов принимать нельзя.

Переходим к деталям. Производственным. То, что надо сделать срочно.

Сделать налоговую систему не отнимающей последнее, по принципу «после нас хоть потоп», а стимулирующей развитие. Да, это сложно, да мы так никогда не жили. Но, если это сейчас не сделать, то и этих трехсот тысяч предприятий не будет, гарантирую.

Как человек, который глубоко в теме, поскольку и сама производственник и два года защищаю и помогаю таким предприятия на должности уполномоченного.

Что нужно сделать для реформы?

1. Снизить налоги на зарплату. Особенно это важно в человекоёмких отраслях, где на зарплаты уходит до 40% оборота. Не может быть выше 20% суммарно (включая НДФЛ). Иначе не бьется экономика производственная. Снизить надо срочно и надолго. Не меньше чем на 15 лет. С увеличением количества рабочих мест нужно не увеличивать ставку на человека, а, наоборот, давать преференции.

2. Разобраться с НДС, как с главным налогом, который мешает развиваться. Снизить его до 10%. До тех пор, пока выгодней будет обналичивать деньги, а не платить налоги – мы из этого клубка не выберемся. Не может быть, к примеру, в пищевке НДС выше, чем 10%. Потому, что на все ключевое сырье – 10%.

3. Вернуть возможность платить НДС по оплате, не по отгрузке, как сейчас. Это кредитование производителями бюджета , в текущей стоимости денег это в ноль убивает рентабельность.

4. Включить в расходы для предприятий на НДС – ФОТ, который сейчас в расходную базу не входит. Хотя бы в размере 50% . По сути, эти расходы стали дополнительным оборотным налогом на труд для человекоемких отраслей.

5. Запретить любые блокировки счетов, сосредоточиться на том чтобы спасти налогоплательщика, помочь ему, даже если он что- то нарушил. При первом нарушении не начислять вообще ни штрафы ни пени.

6. Убрать все неналоговые платежи, полностью, запретить введение любых инициатив государства за счет бизнеса. Хочет государство иметь статистику, или клеить марки, или внедрять цифровой сервис – оплачивает все эти расходы из уже собранных с бизнеса налогов. Никаких дополнительных поборов с производства быть не может. Облагать надо ввозимое, а не произведенное в стране.

7. Проблему с проверками устранить не косметически, а навсегда. Сегодня действует мораторий. Но рано или поздно он закончится. Взятки и штрафы являются постоянной статьей расходов для предпринимателей. Проще дать взятку, потому что размеры штрафов несопоставимы нарушениям и вообще несопоставимы с рентабельностью. Причины их выписать – многочисленные. Требований, которые предъявляют бизнесу различные ведомства, тысячи. Никто не знает их полный перечень, включая самих проверяющих. Благодатное поле для коррупции. Реформировать систему проверок на обучение и отсутствие происшествий — я это пять лет пишу. Не полетит реформа без этого, хоть гильотиной ее назови, хоть другим словом.

А сейчас, пока мы все это делаем, дать людям, которые готовы заниматься производством, гарантию безопасности. Объявить производственникам полную налоговую и административную амнистию за прошлые периоды. Хотя бы до мая 2022 года за все прошлые периоды. Закрыть все существующие дела. Обнулить доначисления. За ошибки ограничиться предупреждениями. Новые проверки делать по новому порядку. Сейчас нельзя терять ни одно предприятие, не то время совсем, давайте честно, – их и так крохи.

Трудно, очень трудно поднять такого раненого слона, как наше производство, с колен. Так как к тому что не сделано и надо сделать, надо прибавить еще и наличие платежеспособного спроса.

Ты можешь выпрыгнуть из штанов и произвести отличный продукт, но, если мощность твоей линии больше, чем физически спрос в стране, ты не сможешь выпускать продукт за нужные потребителю деньги. И тут тоже предстоит огромный пласт работы для всех».

Мнения бизнеса

Пост в телеграм-канале Анастасии собрал 74 комментария. Пользователи согласны с экс-омбудсменом, приводят свои примеры и делают предложения.

«Полностью согласен, в начале весны закрыл производство сыров, конечно не понятно чем дальше, но зато спокойно. А так по нескольку раз в неделю, то Россельхоз, то Роспотреб, то Честный знак, налоговая… Я уж всем говорю последний год — дешевле не производить, и морально и материально», — пишет Игорь Волков.

«Живём в 17км от РоАЭС.. Ростовская атомная станция.. .. 5,95 р/кВт — для населения !!!!!!! (единственный регион в России где есть «социальная норма потребления электрической энергии, больше нигде нет такого безобразия, как в Ростовской области ).. И около 9,85 р/кВт для предприятий… Почти 10 р /кВт, какое производство выдюжит такую нагрузку… Никакое!!!!!», — пишет пользователь Андрей.

«Настя , статья в точку! 21 год предпринимательства, производство продуктов питания- столько сил вложено, средств. Каждый год думала — ну вот сейчас будет легче))). Сегодня думаю, не туда вкладывала)))», — пишет предпринимательница.

 

Рейтинг
( 6 оценок, среднее 4.33 из 5 )
Лилия Агаркова
Лилия Агаркова/ автор статьи

liliaagarkova17@gmail.com

Загрузка ...
Своё дело плюс